Камчатский край, Петропавловск-Камчатский — краеведческий сайт о Камчатке

Смелкова А. Ю. Роль вулканических процессов в формировании ландшафтов Камчатки

Содержание материала

А. Ю. Смелкова. Роль вулканических процессов в формировании ландшафтов Камчатки

Квалификационная (дипломная) работа студентки
географо-экологического факультета естественно-экологического института
Московского государственного областного университета (Москва, 2007)

Научный руководитель — профессор кандидат геолого-минералогических наук В. И. Зубов

 

Глава 1. Физико-географические особенности Камчатки

Камчатка — полуостров, расположенный на северо-востоке России. Полуостров протянулся почти в меридиональном направлении на 1500 км, общая площадь 370 000 км2 — второй по величине в России после Таймыра. У Парапольского дола узким Камчатским перешейком он соединен с материком. Западная береговая линия его прямолинейна и однообразна; низкие берега сложены рыхлыми песчано-глинистыми отложениями. Восточные берега сильно расчленены и имеют крупные гористые полуострова, глубоко вдающиеся заливы и многочисленные мысы.

1.1. Тектоническое строение

Камчатка — молодая геосинклинальная область активных современных тектонических процессов и современного вулканизма. Восток Камчатки находится в зоне активных контактов Тихоокеанской и Евразийской (Охотский блок) литосферных плит, где происходит их сближение и погружение океанической плиты под островные дуги, переработка океанической земной коры и формирование континентальной. Остальная часть полуострова отражает более древнюю стадию развития земной коры с мощностью около 30 км. Она характеризуется континентальной и переходной (от океанической к континентальной) земной корой.

1.2. Геологическое строение

Геологическое строение полуострова в самом общем виде можно представить следующим образом.

Наиболее древние породы палеозойского, или, по Криштофовичу, допалеозойского, возраста выходят в южной части Срединного хребта (гнейсы, слюдяные сланцы, нижняя свита метаморфизированных эффузивов, филлитовая свита).

Породы мезозойского возраста (граниты, диориты, верхняя метаморфизированная эффузивная толща, свита граувакковых песчаников и аспидных сланцев, зеленокаменная вулканогенно-сланцевая толща диабазовых порфиритов и туфогенных пород) слагают хребты: Быстринский, Валагинский, Кроноцкий, Кумроч, Медвежий и Шипунский.

Третичные песчаные и глинистые отложения с участием вулканических пород максимально распространены на севере и северо-западе полуострова. К третичным отложениям приурочены месторождения каменного угля.

Четвертичные представлены на равнинах и в межгорных депрессиях аллювиальными, аллювиально-пролювиальными, делювиальными, ледниковыми и вулканогенными отложениями.

1.3. Рельеф

Камчатка — один из наиболее активных в сейсмическом отношении районов. По А. Е. Святловскому, Камчатско-Курильская зона новейших дифференцированных тектонических движений включает неравномерно поднимающиеся горные цепи и прилегающую к ним опускающуюся глубоководную впадину. Максимальной силы эти движения достигают на границе между поднимающейся и опускающейся территориями. Эта пограничная зона одновременно является зоной активного современного вулканизма.

Таким образом, на формирование современного рельефа Камчатки оказывало влияние большое количество факторов: тектонические движения и разломы, вулканические излияния, четвертичное и современное оледенения, эрозионная деятельность.

Г. М. Власов выделяет на Камчатке пять крупных геоморфологических районов.

1. Западно-Камчатская низменность — всхолмленная равнина шириной 60–80 км. В прибрежной ее части развиты расчлененные морские террасы высотой до 200 м. С удалением от Охотского моря преобладает денудационно-эрозионный рельеф с элементами ледникового рельефа.

2. Горная зона Срединного хребта. Южная часть его имеет эрозионно-тектонический рельеф высокогорного облика со скульптурными ледниковыми формами, хотя абсолютные высоты редко превышают 2000 м; северная часть имеет вулканический рельеф в виде остатков потухших вулканов и расчлененных платообразных возвышенностей, круто обрывающихся на восток и полого опускающихся к Охотскому морю. По мнению Г. М. Власова, эти возвышенности являются высокими поверхностями выравнивания, которые покрыты древнечетвертичными лавами.

3. Центральная Камчатская депрессия — межгорная впадина, ограниченная резкими тектоническими уступами и выполненная ледниково-озерно-аллювиальными отложениями.

4. Зона восточных складчатых хребтов состоит из ряда хребтов, вытянутых в северо-восточном направлении. Высота гор редко достигает 1200–1500 м над уровнем моря. Характерен Ганальский хребет, который, несмотря на небольшую высоту, имеет типичный высокогорно-альпийский рельеф с ярко выраженными ледниковыми формами.

5. К востоку от зоны хребтов расположена цепь гористых полуостровов, представляющих собой вулканические нагорья высотой 400–500 м, иногда до 700 м над уровнем моря, над которыми возвышаются конусы потухших и действующих вулканов.

Вулканическая деятельность на Камчатке, то усиливаясь, то ослабевая, прослеживается с самых древнейших эпох до настоящего времени.

В настоящее время на Камчатке насчитывается около 30 действующих вулканов. Вулканическая деятельность имеет главным образном эксплозивный характер, то есть проявляется в виде взрывов, сопровождающихся выбросом огромного количества пирокластического материала. Извержения, сопровождающиеся излияниями жидких лав и проявляющиеся в виде экструзий (выжимание куполов), наблюдаются реже.

Все действующие вулканы приурочены к наиболее активной зоне, вытянутой вдоль восточного побережья Камчатки.

Большинство вулканов Камчатки характеризуются средним и основным составом магмы, характерным вообще для вулканов тихоокеанского кольца. Только два активных вулкана, Карымский и Ксудач, характеризуются кислым составом современных вулканокластических продуктов.

1.4. Климат

Климат полуострова холодный, избыточно влажный. Сумма температур 10 оС не превышает 1200 оС, то есть по термическим условиям весь полуостров находится в пределах холодного пояса. Средняя температура самого теплого месяца всюду 15 оС, самого холодного — колеблется от –20 до –10 оС. По сезонной контрастности температурных условий, выраженной в виде коэффициента континентальности (по Иванову), климат Камчатки является умеренно- и слабо континентальным в центральной части полуострова.

Осадки на большей части территории преобладают над испарением. Коэффициент увлажнения (Кувл), по Иванову, превышает 1,3. Годовое количество осадков колеблется от 350 до 900 мм (для узкой прибрежной полосы восточной Камчатки и гор — выше 1200 мм), составляя на большей части полуострова 500–700 мм. Летние осадки везде преобладают над зимними. Мощность снегового покрова превышает 50 см, а в некоторых районах и 200 см.

Климат Камчатки характеризуется как холодный, избыточно влажный, с холодной многоснежной зимой.

Параллельно главной оси полуострова ориентированы его основные орографические структуры — Срединный и Восточный хребты, Центральная Камчатская депрессия, Западно-Камчатская и Восточно-Камчатская низменности. Такое орографическое строение полуострова определяет внутреннюю неоднородность климатических условий и меридиональную вытянутость территорий со сходным климатом.

Климатические районы Камчатки (по И. А. Соколову)

Рис. 2. Климатические районы Камчатки
(по И. А. Соколову):
1 — Центральная Камчатская депрессия;
2 — северные районы; 3 — восточное побережье;
4 — горные районы; 5 — западное побережье

По характеру климатических особенностей почвообразования на Камчатке можно выделить следующие районы: 1) восточное побережье, 2) западное побережье, 3) Центральная Камчатская депрессия, 4) северная часть полуострова и 5) горные территории (рис. 2).

Восточное побережье характеризуется наиболее влажным и относительно мягким климатом, с наименее контрастными термическими условиями увлажнения. Зима мягкая и снежная, лето прохладное и дождливое. В течение всего лета Кувл, по Иванову, колеблется от 1,5 до 2,5 и только ранней весной опускается до 1,0. Климат самой прибрежной полосы и территорий, удаленных от моря, резко различается. При удалении от моря уменьшается количество осадков и увеличивается контрастность температурного режима — степень континентальности.

Климат западного побережья более холодный. Среднегодовая температура здесь отрицательная. Лето значительно короче. Осадков выпадает меньше, однако из-за низких температур и высокой влажности воздуха коэффициент увлажнения, как правило, даже выше, чем на восточном побережье.

Центральная Камчатская депрессия, отделенная от моря горными хребтами, характеризуется наиболее континентальным климатом. Коэффициент увлажнения достигает здесь таких же величин, как и в ряде районов Западной и Восточной Сибири. Летом дневные температуры поднимаются до 25–30 оС, зимой нередки морозы до –40 и даже –50 оС. Утренние заморозки (весной и осенью характерные для всего полуострова) здесь случаются и в летние месяцы. Столь же контрастен и режим увлажнения: четко выражены засушливый весенне-раннелетний и дождливый летне-осенний периоды. Распределение Кувл по месяцам напоминает летний режим увлажнения континентальных районов Сибири.

В северных районах Камчатки климат становится еще более холодным. Среднегодовая температура опускается до –2,5 оС.

Различия между западным и восточным побережьями хотя и сохраняются, но в значительной мере затушевываются за счет уменьшения количества осадков, снижения температур и увеличения степени континентальности в северных районах восточного побережья. Контрастность режима увлажнения в северных районах выражена достаточно отчетливо, особенно на западном побережье.

1.5. Почвенный покров

В целом для полуострова на основании работ С. В. Зонна (1963), И. А. Соколова (1973), В. О. Таргульяна (1971), Ливеровского (1937) и материалов Камчатского филиала института Дальгипрозем выделено 28 типов почв.

Почвы Камчатки достаточно специфичны для Евразии, что обусловлено сочетанием ряда факторов почвообразования: особенностями древесной растительности, перемежающейся с фрагментами горно-тундровых и горно-луговых ассоциаций; специфическим характером почвообразующих пород (слоистые пирокластические отложения разного возраста, механического и химического состава), периодическим погребением и "омоложением" поверхностных органогенных горизонтов почв при вулканических извержениях, климатическими особенностями региона.

Наиболее характерным примером вулканических почв Камчатки являются охристо-подзолистые почвы, выделенные И. А. Соколовым. Своим названием они обязаны подзолистому типу строения профиля, в верхней части которого под грубогумусовым горизонтом расположен горизонт светлого вулканического пепла, внешне напоминающий подзолистый. Охристый горизонт Bhf является наиболее характерным диагностическим признаком всех охристых почв полуострова.

В современной литературе, а также в последней классификации почв России название этих почв остается прежним. Несоответствие подзолистому типу генезиса его наиболее характерного морфологического признака — осветленный горизонт — заставляет признать использование в названии этих почв термина "подзолистый" неудобным и объективно вводящим в заблуждение. Тем не менее распределение химических элементов по профилю этих почв подчинено закономерностям, характерным для почв подзолистого типа. На сегодняшний день было бы нецелесообразным переименовывать охристо-подзолистые почвы, нарушая стройную классификацию вулканических почв, однако, учитывая вышеизложенное, следует иметь в виду определенный новый смысл сохраняемых названий.

Пепловый горизонт содержит максимальное количество SiO2 и минимальное R2O3. Это связано, во-первых, с исходным кислым (высококремнеземистым) составом пепла, а во-вторых, с процессом выноса гумусовых соединений в ходе современного почвообразования, в результате которого расположенный под пеплом гумусовый горизонт выполняет функцию иллювиального горизонта.

Охристо-вулканические оподзоленные почвы в большей степени полигенны, чем охристо-подзолистые, поскольку включают в себя еще один элементарный почвенный профиль. В верхней части общего профиля присутствует тот же светлый пепел вулкана Ксудач, внешне напоминающий подзолистый горизонт. В средней части хорошо выражен второй гумусовый горизонт, погребенный желтым мелкоземистым пеплом извержения вулкана Хангар (769 г. до н. э.). Так же, как и в профиле охристо-подзолистых почв, в нижней части характеризуемых почв присутствует вулканогенно-органогенный горизонт Bhf.

На увалах, предгорьях и нижней части склонов гор развиты дерново-луговые почвы под высокотравными березняками из белой или каменной березы.

В поймах крупных рек и на низких надпойменных террасах распространены аллювиальные почвы, почвообразующими породами для которых являются четвертичные аллювиальные отложения. В прирусловой области поймы, а иногда и на низких террасах распространены аллювиально-слоистые почвы. В центральной и притеррасной областях пойм — аллювиально-дерновые, аллювиально-дерново-перегнойные и аллювиально-вулканические почвы.

Наибольший интерес среди всех аллювиальных почв представляют аллювиально-вулканические, имеющие специфические для областей вулканизма морфологические особенности. Верхняя часть профиля указанных почв аналогична таковой в охристо-подзолистых почвах: с поверхности залегает грубогумусовый горизонт, также подстилаемый светлым вулканическим пеплом (отождествлявшимся с подзолистым горизонтом); под пеплом залегает погребенный гумусовый и переходный иллювиально-гумусовый горизонты. Нижняя часть профиля этих почв состоит из серии аллювиальных наносов, сложенных песками разной крупности, а не охристыми вулканическими пеплами, как в охристо-подзолистых почвах.

Подобное строение аллювиально-вулканических почв связано с тем, что они сформировались на поверхностях, образовавшихся после извержений, в результате которых отложился охристый горизонт (крупные извержения начала голоцена), и после извержения вулкана Ксудач в 236 г. (светло-серый пепел в верхней части профиля).

Для всех аллювиальных почв характерны высокое содержание органического вещества, среднекислая реакция среды, большая (в сравнении с охристыми почвами) степень насыщенности основаниями.

Наиболее плодородными являются аллювиальные дерново-перегнойные почвы.

На низменности западной Камчатки имеют широкое распространение болотные почвы. Они развиты не только на территориях, испытывающих дополнительное увлажнение, но и на верховых болотах участков с ровным рельефом — на водоразделах и плоских надпойменных террасах. Характерно преобладание верховых и переходных болот, в основном с олиготрофной растительностью.

В толще торфяника хорошо выделяются два горизонта вулканических пеплов, отложившихся при формировании одной из древних кальдер вулкана Ксудач и кальдеры Курильского озера. Они разделены торфяным горизонтом, который по физико-химическим свойствам идентичен со всеми вышележащими.

Сухоторфяно-охристо-подзолистые почвы распространены в поясе стелющихся лесов на элюво-делювии коренных пород. Их наиболее характерной особенностью является наличие довольно мощного (10–20 см, реже больше) органогенного горизонта. Под ольховым стлаником это чаще грубогумусный горизонт, меньший по мощности (до 10 см). Под пологом кедровых стлаников это торфянистый горизонт, состоящий из остатков сфагновых мхов низкой (до 15 %) степени разложения, мощностью до 20 см. Так же, как и в профиле охристых почв в верхней их части, располагается горизонт светлого вулканического пепла, внешне напоминающий подзолистый.

Таким образом, все виды почв Камчатки имеют ту или иную примесь вулканического пепла. Наиболее плодородны темноцветные луговые и аллювиальные почвы, распространенные в долине реки Камчатки.

Говоря о почвенном покрове Камчатки, нельзя не затронуть проблему водной эрозии, которая распространена весьма широко. Данной проблеме посвящено множество работ различных авторов, как например, О. И. Гавва, В. И. Тупикин, В. А. Афанасьева, А. М. Ярушин. Интенсивность эрозионных процессов на Камчатке обусловлена особенностью муссонного климата, легким механическим составом охристых вулканических почв и хозяйственной деятельностью человека — рубкой леса и бессистемным механическим повреждением напочвенного покрова и верхних почвенных горизонтов, неправильной прокладкой изыскательских, лесовозных дорог и волоков при рубке леса на склонах увалов и сопок, неправильной трелевкой леса на горных склонах, интенсивной рекреационной нагрузкой в пригородных горных лесах, раскорчевкой и распашкой склонов.

При освоении под пашню земель из-под каменноберезовых лесов крутизной склона более 3о наблюдается ускоренная эрозия. За 20 лет использования таких участков смывается слой почвы на 20–30 см, что составляет 2500 м3 мелкозема с 1 гектара.

С увеличением контурности полей, освоением земель на склонах водоразделов, распашкой большинства естественных защитных полос, окаймляющих поля, проявляется водная и ветровая эрозия, в последние годы усиливающаяся. При прокладке лесовозных дорог вдоль склона происходит их интенсивный размыв. Так, на месте лесовозной дороги, проложенной в пойме ручья с уклоном до 7о, образовался овраг, который за 8 лет достиг 70 м длины, 7,5 м ширины и 2,5 м глубины. Следующая дорога была проложена по увалу крутизной до 6о, и тоже вдоль склона. Эта дорога была размыта за 4 года, на ее месте образовался овраг — промоина длиной 890 м, шириной от 0,5 до 4 м, глубиной от 0,2 до 1 м.

Таким образом, интенсивность водной эрозии на Камчатке такова, что требует повышенного внимания к мероприятиям по защите почвенных ресурсов.

Почвы Камчатки (по И. А. Соколову, 1973)

Рис. 3. Почвы Камчатки (по И. А. Соколову, 1973):

почвы равнин и предгорных увалов: 1 — тундровые глеевые и торфяно-мерзлотные, нерегулярно-пятнистые сочетания;
2 — охристо-подзолистые и перегнойно-глеевые, древовидные сочетания; 3 — подзолисто-охристые вулканические и торфянисто-глеевые, нерегулярно-пятнистые сочетания; 4 — охристые вулканические и лугово-дерновые, веерообразные сочетания и мозаики; 5 — светло-охристые вулканические и лугово-дерновые, веерообразные сочетания и мозаики; 6 — слоисто-охристые вулканические; 7 — слоисто-пепловые вулканические лесные; 8 — пойменные; 9 — торфяные мерзлотные; 10 — торфяные вулканические мерзлотные;

почвы горных территорий: 11 — тундровые иллювиально-гумусовые и примитивно-литоморфные; полигонально-каменистые криогенные комплексы; 12 — тундровые иллювиально-гумусовые вулканические деструктивные и примитивные почвы криогенных пятен, регулярно-пятнистые криогенные комплексы; 13 — слоисто-пепловые вулканические тундровые;
14 — торфянистые и торфяно-перегнойные (в том числе оподзоленные) иллювиально-гумусовые нерегулярно-пятнистые мозаики; 15 — торфянистые иллювиально-гумусовые вулканические и перегнойно-охристые вулканические, нерегулярно-пятнистые мозаики; 16 — слоисто-пепловые вулканические почвы стлаников; 17 — охристо-подзолистые и примитивные литоморфные, нерегулярно-полосчатые мозаики; 18 — подзолисто-охристые вулканические и примитивные литоморфные, нерегулярно полосчатые мозаики; 19 — охристые вулканические и эродированные почвы разной степени смытости, полосчатые мозаики; 20 — слоисто-охристые вулканические и эродированные почвы разной степени смытости, нерегулярные полосчатые мозаики; 21 — слоисто-пепловые вулканические лесные и примитивные почвы на молодых вулканогенно-осадочных отложениях, нерегулярные мозаики и сочетания; 22 — ледники; 23действующие вулканы.

1.6. Внутренние воды

На Камчатке насчитывается до 14 100 рек и ручьев, из которых большая часть имеет длину до 10 км и только 105 — свыше 100 км. Резко выделяются по своим размерам река Камчатка (758 км) и река Пенжина (713 км). Средняя густота гидросети — 0,77 км2, но имеются районы с густотой менее 0,6 км2, а в молодых вулканических районах востока — всего около 0,03 км2.

Несмотря на незначительную длину, реки Камчатки исключительно полноводны. Средний многолетний сток на полуострове является одним из самых больших не только на Дальнем Востоке, но и в России вообще. Он составляет 1000 мм. Питаются камчатские реки на 55–56 % подземными водами, талые воды дают 35–40 %, а дожди — около 10 %.

На Камчатке свыше 100 тыс. больших и малых озер.

На побережье распространены озера морского происхождения — лагунные: Нерпичье — самое большое на Камчатке, Большой Калыгирь, Лиственное и др. В Срединном хребте большое количество ледниковых озер.

Наиболее многочисленная группа озер — торфяные. Велики их скопления в Западной Камчатской низменности, приморских низменностях Восточной Камчатки.

Есть озера, возникшие вследствие подпруживания рек потоками лавы.

Озера, заполняющие кальдеры вулканов, достигают большой глубины (от 9 до 200 м и более). Наиболее крупные из них — Кроноцкое (212 км2) и Курильское (76 км2). Вскрытие озер происходит в конце мая — начале июня, а полное освобождение ото льда задерживается у некоторых из них до середины июля. Курильское замерзает только в редкие годы.

Около 12 % площади полуострова занимают болота, больше всего их на западном побережье.

Температурный режим, характер осадков и другие климатические факторы, а также геологическое строение, рельеф обусловили современное оледенение. Всего насчитывается 414 ледников общей площадью 871,1 км2. Большему их потенциально возможному распространению препятствуют вулканическая деятельность, обилие горячих подземных вод и выход источников с горячей водой, которые вызывают таяние снега. Они расположены главным образом в высоких горных массивах и на вулканах.

Самый длинный ледник Камчатки — Бильченок, расположенный на вулкане Плоский Дальний (Ключевская группа), имеет протяженность 17,7 км и занимает площадь в 21,8 км2.

Интересен ледниковый массив горы Отдельной на полуострове Кроноцком, где ледники располагаются на высоте всего 600 м. Самый крупный из них —Тюшовской, длиной 5 км.

1.7. Растительный и животный мир 

1.7.1. Растительность. В первом приближении можно следующим образом представить себе смену растительных зон на Камчатке при нарастании суровости и гумидности климатических условий: 1) лесная зона, 2) зона кустарников (аналог лесотундры), 3) зона тундры.

Растительность Камчатки (по И. А. Соколову, 1973)

Рис. 4. Растительность Камчатки
(по И. А. Соколову, 1973):
1 — хвойные леса;
2 — белоберезовые леса;
3 — каменноберезовые леса,
4 — стланики; 5 — тундры;
6 — болота

Подобная смена растительности наблюдается при продвижении равнин в горы (вертикальная зональность), от морских побережий в глубь полуострова (приморская зональность), от днищ замкнутых узких межгорных котловин к склонам (климатическая инверсия зон). В последних двух случаях смена зон происходит в противоположной последовательности: тундры — стланики — леса, и связана с явлениями приморской и межгорной зональности. Наименее четко выражена широтная зональность.

Значительная часть Камчатки находится в пределах лесной зоны. Леса занимают около 26 % всей территории Камчатской области. Наиболее распространенным типом растительности являются леса из каменной березы (Betula ermani) с пышным травянистым напочвенным покровом. Эти леса господствуют на незаболоченных, хорошо дренированных равнинах и образуют нижний пояс в системе вертикальной зональности. Они занимают 70 % всей территории, покрытой лесом.

Ежегодный опад в травянистых березовых лесах (без учета корней и стволов) составляет около 10 т/га, то есть достигает величин, характерных для зоны лесостепи. Столь высокой биологической продуктивности березовых лесов Камчатки способствует сочетание в лесных вулканических почвах прекрасной фильтрационной способности и высокой гидрофильности с благоприятным питательным режимом.

Повышению биологической продуктивности лесных и луговых ценозов Камчатки, помимо благоприятных условий трофности и увлажнения, по-видимому, способствуют недостаток освещенности и господство рассеянного света.

Значительно меньшие площади (по сравнению с ареалом каменных березняков) заняты лесами из белой березы (Betula japonica), примерно 8 % всех лесных территорий. Обширные массивы белоберезовых лесов находятся в южной части Центральной Камчатской депрессии. На приморских равнинах белоберезовые леса встречаются небольшими массивами и, как правило, в условиях незначительного поверхностного гидроморфизма.

К современным континентальным дельтам (конусам выноса) приурочены разреженные белоберезовые леса паркового типа и березовые колки, чередующиеся с пышными высокотравными лугами. Эти своеобразные лесо-луговые ландшафты нередко считались основным зональным типом камчатской растительности. Но исследования показали, что они приурочены лишь к современным аллювиально-пролювиальным отложениям, а чередование лесной и луговой растительности объясняется литологическим составом пород: луга приурочены к более тяжелым менее дренированным породам.

В центральной части Камчатской депрессии находится "хвойный остров". Хвойные леса, главным образом лиственничные, составляют около 15 % всех лесных территорий.

На восточном побережье, в низовьях реки Старый Семячик, находится многократно описанная в литературе, единственная в мире роща пихты грациозной (Abies gracilis Kom.). Большинство исследователей считают рощу реликтом третичного времени. Но последние наблюдения показали, что весь район, прилегающий к пихтовой роще, на много километров в окружности сложен четвертичными отложениями, представленными лавово-агломератовым комплексом, то есть возможность для сохранения третичной растительности здесь ничтожна. Исследования почвенного профиля, заложенного в пихтовой роще, показали, что на протяжении последних столетий поверхность трижды засыпалась слоем пирокластических отложений мощностью более 30 см. Вероятность сохранения пихты с ее тонкой корой при таких извержениях очень мала. Наконец, сравнение генетических особенностей почвы под пихтой с почвой, развитой в 400 м от рощи в каменноберезовом лесу, показало, что различия, и довольно заметные, наблюдаются только в пределах верхнего полуметра. Все это дает основания предположить, что пихтовая роща появилась на том месте, где она сейчас произрастает в настоящее время, не более чем 1000 лет назад.

Характерно, что хвойная растительность на Камчатке вообще приурочена к наиболее активным в сейсмическом и вулканическом отношении районам с максимальной мощностью аэральных вулканокластических отложений, то есть к таким районам, где возможность сохранения реликтовых видов минимальна, а возможность появления новых пришельцев максимальна.

Большие площади в северной части полуострова на морских побережьях и в горах занимают заросли стлаников — кедрового (Pinus pumila Rgl) и ольхового (Alnus fruticosa). Зона стлаников на Камчатке, как и во многих других районах Сибири и Дальнего Востока, замещает лесотундру, располагаясь между лесной (таежной) и тундровой зонами. Заросли кедрового и ольхового стлаников произрастают в исключительно близких экологических условиях, но почти никогда не образуют смешанных насаждений. Четкие закономерности в их распределении отсутствуют, но кедровый стланик, как правило, поднимается выше в горы и тяготеет к более каменистым субстратам.

Тундры образуют верхний пояс растительности в горах, господствуют на равнинах в самой северной части полуострова (Парапольский дол), занимают узкие прибрежные полосы приморских низменностей и нередко появляются по днищам межгорных котловин ниже лесного пояса (инверсионные тундры). Наиболее широко распространены лишайниковые, лишайниково-кустарничковые и мохово-кустарничковые тундры. Распределение растительности тесно связано с эдафическими условиями: наиболее дренированные участки занимают лишайниковые и лишайниково-кустарничковые тундры, наиболее влажные — кустарничково-моховые.

На крутых склонах южной экспозиции в тундровой зоне иногда встречаются горные луга.

На равнинах, особенно в пределах Западно-Камчатской низменности, большие площади занимают болота, среди которых преобладают верховые.

На поверхности современных континентальных дельт, сложенных суглинистым материалом, произрастают злаково-разнотравные луга; в поймах рек — ольховые и тополевые пойменные леса. На присклоновых участках и в местах, где выклиниваются или подходят близко к поверхности грунтовые воды, появляются высокотравные луга (Filipendula kamtschatica, Heracleum dulce Fisch. и др.)

В поймах рек встречаются леса, образованные ивой удской (Salix udensis), ивой Шверина (S. Schwerinii), ольхой пушистой (Alnus hirsuta), тополем душистым (Populus suaveolens) и чозенией (Chosenia). Ширина полосы пойменных лесов составляет от нескольких десятков метров до 100–200 м (в долинах крупных рек). В удаленных от моря районах встречаются чозениевые рощи.

1.7.2. Животный мир в видовом отношении не богат, носит островной характер. Встречаются соболь, лисица, медведь, волк, росомаха, выдра, горностай, заяц-беляк, песец, белка, колонок. В горах до высоты 1000 м встречаются снежный баран и дикий северный олень. В горных тундрах живет черношапочный сурок (тарбаган) и камчатский суслик. На западном побережье обитают главным образом тюлени (лахтак, или морской заяц), нерпа, сивучи. На мысе Лопатка сохранились каланы (морские выдры).

В настоящее время на Камчатке насчитывается более 240 видов птиц, принадлежащих к 17 отрядам и 40 семействам. Наиболее полно представлены водно-болотные птицы: гагары, гусеобразные, чайки, кулики. С наступлением весны прилетают кайры, бакланы, кулики, чистики. Видовой же состав птиц лесных ландшафтов на Камчатке обеднен в связи с обособленностью полуострова от материка.

Основное богатство внутренних вод и омываемых морей составляют проходные лососевые рыбы: чавыча, кижуч, кета, нерка, горбуша. Встречаются также сельдь, треска, навага.

А. Ю. Смелкова.
Дипломная работа публикуется по копии,
представленной автором.