Камчатский край, Петропавловск-Камчатский — краеведческий сайт о Камчатке

Федотов С. А. Следящие за стихией. К 40-летию детальных сейсмологических наблюдений на Камчатке (1961–2001)

Что ж касается до опасности трясения земли или наводнения,
то сей недостаток и в других многих землях примечается,
которые, однакож, для того не почитаются
неспособными к обитанию.

С. П. Крашенинников.
"Описание земли Камчатки". 1755 год

 

Здание школы в селе Тиличики после землетрясения

Здание школы в селе Тиличики после землетрясения в апреле 2006 года

1. Страна вулканов и землетрясений

Камчатку называют страной вулканов. Можно добавлять слова — и землетрясений.

Действительно, на Камчатке находится 30 из приблизительно 610 вулканов мира, извергавшихся в историческое время. Среди них грандиозная Ключевская группа вулканов, которая является одной из наиболее величественных и впечатляющих на Земле.

Но кроме вулканов, другой отличительной чертой природы Камчатки является и крайне высокая сейсмичность, которая достигает у берегов Камчатки, Курильских и Командорских островов наибольшего уровня, существующего на нашей планете.

На Камчатке и Командорских островах, под дном Тихого океана и Берингова моря у их берегов происходит более трети всех землетрясений, наблюдающихся в Российской Федерации. В наше время сейсмические станции Камчатки ежегодно записывают несколько тысяч слабых землетрясений и десятки землетрясений средней силы, которые ощущаются жителями Камчатки. В среднем примерно раз в десять лет происходят крупные землетрясения, у которых размеры области очага превышают 150 км.

Протяженность очага гигантского Камчатского землетрясения 5 ноября 1952 года была больше 600 км. К счастью, эпицентральная область этого землетрясения располагалась на расстоянии более 100 км от побережья Камчатки и сила колебаний в Петропавловске-Камчатском не превосходила 7 баллов. Но землетрясение вызвало огромное цунами, смывшее большую часть Северо-Курильска (см. статью И. А. Резанова "Цунами". Прим. ред.). Это было одно из нескольких крупнейших землетрясений на Земле в XX веке.

Сила больших землетрясений может достигать 9 баллов на восточном побережье Камчатки и, возможно, даже 10 баллов на полуостровах Шипунском, Кроноцком и Камчатском, вдающихся в Тихий океан.

Большинство землетрясений Камчатки и Командорских островов порождается мощными тектоническими движениями в земных глубинах. Здесь и на Курильских островах огромная толща океанского дна подвигается под окраину континента, под Камчатку и Курильские острова со скоростью немногим менее 10 см в год. При этом между океанической и континентальной литосферными плитами возникают огромные скалывающие напряжения, которые сбрасываются, разряжаются множеством землетрясений. Глубина очагов землетрясений увеличивается от нескольких километров под дном океана до 120–200 км — под цепью вулканов и до 500–600 км — под Западной Камчаткой и Охотским морем. Меньшее количество землетрясений возникает в толще земной коры на глубинах до 30–40 км под самой Камчаткой, где они вызываются относительным перемещением блоков земной коры.

Иную природу имеют многочисленные группы, рои землетрясений, которые связаны с внедрением магм в толщу земной коры и извержениями вулканов. Они происходят под действующими вулканами Камчатки. Их особенно много под такими активными вулканами, как Ключевской, Шивелуч, Безымянный, Карымский.

Сейсмическая деятельность является одним из наиболее мощных природных процессов, происходящих в недрах Земли. Она причиняет большой ущерб, но также приносит большую пользу человечеству.

Разрушительные землетрясения — одно из самых страшных стихийных бедствий. Достаточно вспомнить в качестве примера землетрясение 1923 года в Японии, при котором в Токио погибло более 140 тысяч человек, или землетрясение, которое произошло в 1995 году в Нефтегорске на Сахалине.

Самым тяжелым стихийным бедствием, которое представляет реальную угрозу Камчатке, является землетрясение в 8–9 баллов в Петропавловске-Камчатском и его окрестностях. Крупные землетрясения, происходящие под дном Тихого океана, могут вызвать опасные цунами.

Но в то же время более 80 процентов сведений о глубинном строении нашей планеты получено при изучении сейсмических волн землетрясений, "просвечивающих" земной шар. Данные сейсмологических исследований совершенно необходимы для выяснения механизма многих глубинных процессов. Сейсмологические наблюдения позволяют выделить предвестники сильных землетрясений и извержений вулканов, следить за состоянием геотермальных месторождений.

Ущерб, приносимый землетрясениями, может быть предотвращен или уменьшен до некоторого приемлемого уровня, если дома, строения, инженерные сооружения имеют достаточную прочность, а в жилых домах, учреждениях и на производстве принимаются разумные выполнимые меры предосторожности и безопасности.

По всем названным здесь причинам решение проблем сейсмологии и сейсмостойкого строительства является делом государственной важности в странах и регионах, в которых высок уровень сейсмичности и велика сейсмическая опасность. В этих странах и регионах к числу самых приоритетных задач принадлежат научные и прикладные исследования и работы по проведению сейсмологических наблюдений, изучению глубинного строения, сейсмичности и механизма землетрясений, по прогнозу землетрясений и извержений вулканов, по сейсмическому районированию и микрорайонированию, по инженерной сейсмологии и сейсмостойкому строительству, а также разработка и осуществление заблаговременных мер по предотвращению и уменьшению грозящих ущерба и потерь. Это в полной мере справедливо в нашем случае, на Камчатке.

Большинство названных проблем решается при детальных сейсмологических исследованиях. Знаменательной датой стало начало детальных сейсмологических наблюдений на Камчатке, которое произошло 40 лет тому назад, 1 ноября 1961 года. Этому событию предшествовали два с четвертью века изучения камчатских землетрясений в 1737–1961 годах.

2. Предшествующий период, 1737–1961 годы

Первые научные описания землетрясений, вызванных ими наводнений, цунами и извержений вулканов Камчатки дал участник Второй Камчатской экспедиции В. Беринга выдающийся исследователь Камчатки С. П. Крашенинников. В его знаменитой книге "Описание земли Камчатки" приведены сведения о гигантском землетрясении и цунами 17 октября 1737 года, об извержениях вулканов и др. Это было 264 года тому назад...

Период макросейсмических доинструментальных наблюдений длился с той поры до 1899 года. За 160 лет XVIII и XIX веков имеются сведения о тридцати сильных ощутимых землетрясениях Камчатки.

В конце XIX века были изобретены сейсмографы, и начался период инструментальных наблюдений за землетрясениями.

Первая сейсмическая станция на Камчатке была открыта в Петропавловске-Камчатском в 1915 году. Она входила в сеть сейсмических станций России, создававшуюся великим сейсмологом Б. Б. Голицыным. К сожалению, она вела непрерывную регистрацию лишь до 1918 года, затем во времена гражданской войны и разрухи наблюдения прекратились. В двадцатых — тридцатых годах XX века наблюдения за камчатскими землетрясениями велись только удаленными сейсмическими станциями СССР и мира.

В 1935 году в Ключах возле Ключевской группы вулканов открылась Камчатская вулканологическая станция Лаборатории вулканологии АН СССР. Ее создателям и первым начальникам — академику А. Н. Заварицкому, профессору В. И. Влодавцу и члену-корреспонденту АН СССР Б. И. Пийпу было ясно, что сейсмологические наблюдения совершенно необходимы для изучения вулканических процессов.

Сейсмическую станцию в Ключах удалось открыть уже после войны, в 1947 году. Наблюдения на ней начал талантливый вулканолог Г. С. Горшков, в дальнейшем член-корреспондент АН СССР и директор Института вулканологии Сибирского отделения АН СССР. Ценнейшие данные были получены на этой сейсмостанции во время катастрофического извержения вулкана Безымянного в 1955–1956 годах (см. статью И. А. Резанова "Самое сильное извержение XX века". — Прим. ред.).

Позднее были открыты станции Лаборатории вулканологии АН СССР в Козыревске (1958 год) и на Апахончиче вблизи вулкана Безымянного (1960 год). Сейсмические наблюдения за вулканами возглавил П. И. Токарев.

После трагического Ашхабадского землетрясения 1948 года сеть сейсмических станций СССР стала усиленно развиваться, и в 1951 году была вновь открыта и начала работу опорная сейсмическая станция в Петропавловске-Камчатском. После этого количество регистрируемых камчатских землетрясений возросло от нескольких в год (в 1911–1950 годах) до 70–75 в год (в 1956–1960 годах). После опустошительного цунами 5 ноября 1952 года стала развиваться служба цунами, и сейсмостанция "Петропавловск" стала участвовать в ней.

Сейсмические наблюдения потребовались и для слежения за геотермальным месторождением на Паужетке. В 1958 году Камчатская геолого-геофизическая обсерватория Сибирского отделения АН СССР поставила для этой цели сейсмическую станцию на Паужетке.

Но возникли иные важные потребности Камчатской области в сейсмологических наблюдениях и исследованиях.

До 1947 года на Камчатке строились только деревянные дома. Добротно сложенные деревянные дома переносят без серьезных повреждений даже землетрясения силой 9 баллов. В них грозит лишь обрушение кирпичных печей и труб, если они не были укреплены надлежащим образом. Но с 1947 года в Петропавловске-Камчатском начали строить 2–4-этажные каменные мелкоблочные дома, а в 1959 году появился проект крупноблочного 4-этажного жилого дома серии 1-307с. Каменные дома должны иметь повышенную прочность, если имеется угроза землетрясения силой 7 баллов и более. На Камчатке появилась проблема массового сейсмостойкого строительства.

Кроме того, землетрясение 5 мая 1959 года, которое имело силу 7–8 баллов в Петропавловске-Камчатском, показало, что сила колебаний в очень большой мере зависела от грунтово-геологических условий и что городу необходима карта сейсмического микрорайонирования.

Устарела карта общего сейсмического районирования Камчатки. Для построения новой карты требовались гораздо более полные и точные данные о землетрясениях Камчатки, чем те, которые получались сетью удаленных сейсмических станций СССР с участием одной камчатской сейсмостанции в Петропавловске-Камчатском. Возможности четырех разрозненных сейсмостанций были совершенно недостаточны.

Для решения этих фундаментальных научных и очень важных прикладных проблем и задач было необходимо создать камчатскую региональную сеть сейсмических станций, значительно увеличить число специалистов, начать детальные сейсмологические исследования на Камчатке.

3. Детальные сейсмологические наблюдения, 1961–2001 годы

К 1960 году сложились необходимые и благоприятные условия для начала детальных сейсмологических наблюдений на Камчатке.

Камчатка стояла на пороге периода своего наибольшего роста и подъема, которые наступили в 60-х годах и длились до "перестройки".

В первой половине 50-х годов в Институте физики Земли АН СССР были созданы аппаратура и методика детальных сейсмологических наблюдений. Толчком к их развитию послужили трагические Ашхабадское (1948 год) и Хаитское (1949 год) землетрясения. В Гармской экспедиции Института физики Земли АН СССР был накоплен опыт исследований, который использовали в 1957–1961 годах при организации детальных сейсмологических исследований на Южных Курильских островах и Камчатке. Их началу предшествовали важные научно-организационные события.

В 1957 году, после создания Сибирского отделения АН СССР (СО АН), началось ускоренное развитие науки на Дальнем Востоке. Открылась Камчатская геолого-геофизическая обсерватория СО АН, в которой стали получать поддержку сейсмологические исследования.

В 1956–1958 годах на Дальнем Востоке Советского Союза проводились большие комплексные работы по программе Международного геофизического года. Они положили начало многим направлениям геофизических исследований на Дальнем Востоке, в том числе детальным сейсмологическим исследованиям.

Детальные сейсмологические исследования в Курило-Камчатской области, наиболее сейсмичном регионе СССР, начались в 1957 году на Южных Курильских островах. В их программу входило изучение сейсмичности островной дуги, ее глубинного строения, свойств земной коры и верхней мантии, механизма глубинных процессов. Южно-Курильская сеть станций была организована Тихоокеанской сейсмической экспедицией Института физики Земли АН СССР совместно с лабораторией сейсмологии Сахалинского КНИИ СО АН СССР.

В 1959 году стало ясно, что для получения более полных сведений о глубинных процессах в области Курило-Камчатской дуги необходимы аналогичные исследования в ее северном звене — на Камчатке. В 1960 году начальник Тихоокеанской сейсмической экспедиции С. А. Федотов и директор Камчатской геолого-геофизической обсерватории СО АН Б. И. Пийп договорились об организации детальных сейсмологических наблюдений на Камчатке. Программа работ была расширена — в нее добавились сейсмическое районирование Камчатки, сейсмическое микрорайонирование Петропавловска-Камчатского и изучение связей сейсмичности с вулканизмом.

Начальник ТСЭ ИФЗ АН СССР С. А. Федотов на теплоходе "Балхаш", идущем с острова Итуруп в Петропавловск-Камчатский

Начальник ТСЭ ИФЗ АН СССР С. А. Федотов на теплоходе "Балхаш",
идущем с острова Итуруп в Петропавловск-Камчатский
Лето 1961

В результате летом — осенью 1961 года силами экспедиции и обсерватории на Камчатке были поставлены четыре новые региональные сейсмостанции, переоборудована сейсмостанция на Паужетке, и 1 ноября 1961 года сеть из пяти региональных станций — станции Паужетка, Усть-Большерецк, Тополово, Петропавловск и Семячик — начала непрерывные наблюдения по методике Тихоокеанской сейсмической экспедиции. Тем самым было положено начало детальным сейсмологическим исследованиям Камчатки и Командорских островов.

Летом — осенью 1962 года были пущены региональные станции в Мильково и важные по своему положению станция Шипунский, находящаяся над тихоокеанской фокальной зоной, и станция Беринг в селе Никольском на Командорских островах.

В октябре 1962 года закончилось формирование Института вулканологии СО АН СССР, в который вошли Лаборатория вулканологии АН СССР и Камчатская геолого-геофизическая обсерватория со своими сейсмологическими подразделениями. После этого к сети сейсмостанций присоединились также станции Ключи, Козыревск и Апахончич прежней Лаборатории вулканологии.

Тем самым завершилось создание камчатской региональной сети сейсмостанций. В конце 1962 года в ней было 10 станций, многие из них продолжают наблюдения до настоящего времени.

Совместные сейсмологические исследования Тихоокеанской сейсмической экспедиции и Института вулканологии продолжались 11 лет, до 1972 года. Ими руководили С. А. Федотов и П. И. Токарев.

Это был плодотворный период. Была разработана методика детальных сейсмологических наблюдений на Камчатке. Были построены скоростные разрезы и годографы сейсмических волн для Камчатки. Были получены первые точные данные о размещении землетрясений Камчатки и Командорских островов. Была разработана энергетическая классификация этих землетрясений. Изучались свойства верхней мантии и связь землетрясений с вулканизмом. Было существенно уточнено сейсмическое районирование Камчатки, выполнено первое сейсмическое микрорайонирование Петропавловска-Камчатского. Изучались сильные камчатские землетрясения тех лет: Озерновское землетрясение 22(23).11.1969 года (М = 7,7; 8 баллов), Петропавловское землетрясение 24(25).11.1971 года (М = 7,2; 7 баллов), Усть-Камчатское землетрясение 15.12.1971 года (М = 7,8; 8 баллов).

В этот период были найдены фундаментальные закономерности размещения очагов сильнейших землетрясений, выделены вероятные места следующих таких землетрясений ("сейсмические бреши"), введено понятие "сейсмический цикл сильнейших землетрясений" и на их основе создан эффективный метод долгосрочного сейсмического прогноза. Также исследовались закономерности вулканических землетрясений и развивались методы прогноза извержений.

В 1970–1972 годах произошли новые организационные изменения, после которых основные сейсмологические наблюдения на Камчатке до 1994 года почти на четверть века сосредоточились в Институте вулканологии.

В 1970 году был образован Дальневосточный научный центр (ДВНЦ) АН СССР, ставший в 80-х годах Дальневосточным отделением (ДВО) АН СССР. После образования ДВНЦ произошло расширение и укрепление учреждений АН СССР на Дальнем Востоке. В 1970 году Институт вулканологии перешел из СО АН СССР в ДВНЦ АН СССР. В том же 1970 году С. А. Федотов был избран членом-корреспондентом АН СССР и в январе 1971 года был назначен директором Института вулканологии ДВНЦ АН СССР. С. А. Федотов руководил сейсмологическими работами Института вулканологии в 70-х, 80-х, 90-х годах.

В 1972 году сеть сейсмических станций и большинство сотрудников Тихоокеанской сейсмической экспедиции Института физики Земли АН перешли в Институт вулканологии, в котором были созданы лаборатории сейсмометрии (В. Д. Феофилактов), сейсмологии (И. Г. Симбирева), прогноза и механизма извержений (П. И. Токарев), сейсмики морского дна, вычислительной техники и автоматизации (М. Н. Никольский) и др.

Со стороны Института физики Земли АН в совместных исследованиях до 1993 года продолжали участвовать сотрудники лаборатории сейсмичности тихоокеанского пояса (С. А. Федотов) и Камчатской геофизической станции Института физики Земли АН (С. Д. Чернышев). Ими велись исследования глубинного строения, закономерностей сейсмичности, по долгосрочному сейсмическому прогнозу, сейсмическому районированию и др.

С 1979 года основная часть сейсмологических наблюдений стала выполняться Опытно-методической сейсмологической партией Института вулканологии. Начальником Опытно-методической сейсмологической партии был назначен Е. И. Гордеев.

В 1971–1993 годах количество научных сотрудников, инженеров и техников Института вулканологии, участвовавших в сейсмологических работах, достигало 140 человек и более. Они вели исследования по очень широкому кругу сейсмологических проблем, начиная от большинства задач региональных сейсмологических исследований, изучения сейсмических явлений на вулканах, определения сейсмической опасности, прогноза землетрясений и извержений до морских сейсмологических исследований и др. Ими было проведено огромное количество наблюдений и выполнены многие сотни исследований.

Развивалась сеть сейсмологических станций. Была разработана аппаратура для радиотелеметрических наблюдений. В 1986 году в камчатской сети работали 15 региональных сейсмических станций, а также две радиотелеметрические сети с 10 пунктами наблюдений, которые располагались в районах города Петропавловска-Камчатского и Ключевской группы вулканов. В последующие годы число сейсмостанций увеличивалось, а их оборудование совершенствовалось. Проводились экспедиционные сейсмологические работы на вулканах, в эпицентральных областях сильных землетрясений и на морских судах. Большой вклад в развитие и производство наблюдений на современном уровне в 1971–1993 годах внесли В. Д. Феофилактов, Е. И. Гордеев, В. А. Гаврилов, В. Н. Чебров и др.

Итоги 25-летних детальных сейсмологических исследований на Камчатке были подведены на выездной сессии Межведомственного совета по сейсмологии и сейсмостойкому строительству (МСССС) при Президиуме АН СССР и VI научной сессии Дальневосточной секции МСССС, которые состоялись в Петропавловске-Камчатском 17–21 ноября 1986 года. Это была самая большая научная сессия по сейсмологии изо всех проходивших на Камчатке. Было представлено более 190 докладов, которые показали радующий рост и превосходный уровень исследований.

Замечательные исследования были выполнены на Большом трещинном Толбачинском извержении, которое длилось с 6 июля 1975 года до конца декабря 1976 года. Это было одно из наиболее интересных и значительных вулканических явлений XX века. Вдоль возникших трещин вырос ряд новых базальтовых конусов, потоки лавы образовали лавовый покров площадью 45 км2, объем изверженных базальтов превысил 2,2 км3, произошло обрушение и проседание вершинной кальдеры на вулкане Плоский Толбачик. Благодаря большим всесторонним исследованиям Большое трещинное Толбачинское извержение стало одним из наиболее изученных вулканических извержений мира. При сейсмологических работах был сделан точный прогноз времени и места начала извержения, получены данные о его развитии, о вулканическом дрожании, исследован его механизм.

Среди большого числа научно-прикладных сейсмологических работ выделяются две.

В 1975 году было начато строительство атомной электростанции на окраине Петропавловска-Камчатского, главного города Камчатки. В 1975–1976 годах сотрудники Института вулканологии показали, что площадка для строительства была выбрана крайне неудачно, так как сила землетрясений на ней, из-за плохих грунтово-геологических условий, могла превышать 10 баллов. После этого недопустимо опасное строительство было остановлено.

В 1985–1986 годах по предложению Института вулканологии, сделанному на основании данных долгосрочного сейсмического прогноза, была принята большая государственная программа заблаговременного сейсмического усиления домов и строений города Петропавловска-Камчатского и Камчатской области. К 2001 году было проведено усиление значительной части тех домов и строений, сейсмостойкость которых ниже необходимой.

Условия для проведения научных исследований стали быстро ухудшаться во второй половине 80-х годов. Однако до 1991 года удавалось сохранять основные направления исследований, выполнять важные работы. Повышался технический уровень исследований, возрастало применение вычислительной техники, улучшались аппаратура и сеть наблюдений, в чем значительная заслуга принадлежала Опытно-методической сейсмологической партии Института вулканологии.

Тяжелые и сложные перемены произошли в начале 90-х годов во времена развала СССР и перехода к "радикальным экономическим реформам".

Демонстративные выступления части сотрудников Института вулканологии ДВО АН СССР против его директора привели к тому, что Президиум АН СССР в начале лета 1991 года принял решение о выделении недовольных в отдельный Институт вулканической геологии и геохимии ДВО АН СССР. В этот институт перешла часть сейсмологов.

Судьба самой АН СССР стала неопределенной после выхода 24 января 1990 года Указа Президиума Верховного Совета РСФСР об учреждении Академии наук РСФСР. АН СССР угрожало закрытие, что привело бы к самым плохим последствиям для отечественной науки и страны. К счастью, было принято правильное решение: в ноябре 1991 года АН СССР была объединена с зарождавшейся АН РСФСР и вновь стала Российской академией наук (РАН). А через короткое время, 8 декабря 1991 года, в Беловежской пуще был разрушен Советский Союз.

Разрушение СССР нанесло тяжелый удар отечественной сейсмологии. До этого времени существовала Единая сеть сейсмических станций СССР, которой руководил Институт физики Земли АН СССР. Единая сеть сейсмических станций сразу потеряла большинство своих станций, которые размещались в бывших союзных республиках.

Эти потери Института физики Земли были частично компенсированы в 1994 году, когда вместо Единой сети сейсмических станций была образована Геофизическая служба РАН. В нее по постановлению Президиума РАН от 31 мая 1994 года № 107 были включены сейсмические станции европейской части, Сибири и Дальнего Востока. В целом создание Геофизической службы РАН было правильным решением. Однако это было сделано на существенно различных основаниях в разных регионах. Сети сейсмостанций и сейсмологические учреждения Сибири остались в составе СО РАН и его институтов. А опытно-методические сейсмологические партии институтов ДВО РАН, в том числе Института вулканологии, были переведены в прямое подчинение Геофизической службе РАН, которая стала тогда подразделением Института физики Земли РАН.

Президиум ДВО РАН возражал против таких действий. Общее собрание ДВО РАН приняло специальное постановление от 19 марта 1998 года № 11. В нем было записано, что в результате таких действий на Дальнем Востоке произошло отделение сейсмологических наблюдений и работ, переданных Геофизической службе РАН, от сейсмологических, геофизических и вулканологических исследований, проводимых институтами ДВО РАН, и что создавшееся положение является недопустимым.

Однако до сих пор этот вопрос остается открытым. С 1994 года на Камчатке почти все сейсмологические наблюдения и большая часть сейсмологических исследований проводятся в Камчатской опытно-методической сейсмологической партии Геофизической службы РАН (директор Е. И. Гордеев), входящей в Отделение геологии, геофизики, геохимии и горных наук РАН, а другая часть сейсмологических исследований, почти все геофизические и большинство геодезических работ, направленных на изучение сейсмичности и вулканизма, выполняются в институтах Камчатского научного центра ДВО РАН — Институте вулканологии, Институте вулканической геологии и геохимии, Институте космических исследований и распространения радиоволн. Координация и эффективность работ были бы значительно выше, если бы Камчатская опытно-методическая сейсмологическая партия также входила бы в ДВО РАН.

Однако, несмотря на глубокий упадок экономики нашей страны, на десятикратное сокращение ассигнований на науку и лишние сложности, которые иногда напоминают проблемы СНГ в малом масштабе, в 90-х годах удалось сохранить детальные сейсмологические наблюдения на Камчатке.

Во многих регионах страны закрывались сейсмические станции, а на Камчатке продолжалось успешное развитие и рост сети сейсмических станций, особенно радиотелеметрических. Число сейсмостанций превысило 30. Непрерывно улучшается их оснащение. Создана современная система обработки данных сейсмостанций.

Ряд важных обстоятельств способствовал этому. Камчатская региональная сеть сейсмостанций, созданная при детальных сейсмологических исследованиях на Камчатке, была одной из лучших в СССР до "перестройки". Уровень детальных сейсмологических исследований был высоким. За 30 лет выросло много хороших исследователей, инженеров и техников. РАН, администрация Камчатской области, Госкомитет по науке и технике, Министерство по чрезвычайным ситуациям и Правительство знали тревожные долгосрочные сейсмические прогнозы для Камчатки и потому поддерживали детальные сейсмологические исследования.

В итоге в трудных условиях 90-х годов был достигнут ряд больших успехов. Среди главных из них надо отметить сохранение и развитие сети наблюдений и обработки их данных, правильные долгосрочные сейсмические прогнозы двух сильнейших землетрясений этого времени — Шикотанского землетрясения 4 октября 1994 года и Кроноцкого землетрясения 5 декабря 1997 года, краткосрочный прогноз извержения в Карымском вулканическом центре 2 января 1996 года.

4. Что впереди?

Прошло 40 славных и трудных лет детальных сейсмологических наблюдений на Камчатке. 1 ноября 2001 года начинается их новое сорокалетие. Что может произойти в течение последующих сорока лет? В данном случае легче давать прогнозы ожидаемых природных явлений, чем общественно-политических событий.

Судя по повторяемости сильнейших камчатских землетрясений с магнитудами М = 7,7 и более, а также по количеству накопленной сейсмической энергии, в течение следующих сорока лет с вероятностью 80 процентов должны произойти 3–6 таких землетрясений. Одно из них ожидается в районе Петропавловска-Камчатского, где сила колебаний на средних грунтах может достичь 8–9 или 9 баллов.

Возникновение более сильных всеразрушающих 10-балльных землетрясений в Петропавловске-Камчатском — скорее всего теоретическая, а не реальная возможность. В XX веке у побережья Камчатки и Южных Курильских островов произошло 12 сильнейших землетрясений с магнитудами М = 7,7 и более, для которых имеются инструментальные и макросейсмические данные. Ни при одном из них сила колебаний на побережье заливов Камчатки или на Курильских островах не превышала 9 баллов. Что же касается нескольких имеющихся исторических описаний сильнейших землетрясений XVIII–XIX веков, то по ним трудно делать уверенные заключения. В те времена на Камчатке не было каменных строений, по повреждениям которых легче судить о силе землетрясений, а образование больших оползней, трещин, уступов и сдвигов при сильнейших землетрясениях часто происходит без разрушительных сотрясений вблизи них.

Надо сделать все возможное для более быстрого выполнения и завершения работ по сейсмоусилению тех домов, строений и сооружений на Камчатке, сейсмостойкость которых меньше необходимой. Заблаговременное сейсмоусиление должно предотвратить большие разрушения и спасти десятки тысяч жителей.

В начале 2001 года Институт вулканологии ДВО РАН предоставил РАН и администрации Камчатской области данные о том, что необходимо ускорить работы по сейсмоусилению на Камчатке, которые выполнены только частично. Обращение рассматривалось в Правительстве Российской Федерации. Достаточных средств еще не выделено.

Кроме землетрясений в течение ближайших сорока лет может произойти несколько катастрофических извержений вулканов и десятки умеренных и слабых извержений. Их изучение принесет много ценнейших научных сведений. Ущерб от извержений на Камчатке гораздо меньше, чем от сильных землетрясений.

После развала СССР ослабели позиции России на Дальнем Востоке. Появляются публикации о том, что в США делаются предложения повторить историю с покупкой Русской Америки, Аляски и Алеутских островов в XIX веке и на этот раз купить Камчатку, Дальний Восток России и Сибирь до Енисея. Предполагается, что содействовать таким планам могут те очень немногочисленные, чрезвычайно разбогатевшие за несколько лет и другие личности, чьи главные интересы лежат за пределами нашей страны. Восстановление экономики и укрепление Российского государства должны предотвратить подобное.

В новом, XXI веке заслуженным участникам детальных сейсмологических наблюдений на Камчатке и их молодой смене предстоит продолжать и развивать то, что было достигнуто в течение предыдущих сорока лет, вести глубокие и увлекательные фундаментальные научные исследования и решать важные научно-практические задачи. Среди главных задач сохранятся изучение сейсмичности и связанных с ней природных процессов, прогноз и сейсмическая безопасность. Да будут успешными и плодотворными их труды, ведущиеся на благо жителей Камчатки, науки и России!

В заключение надо непременно назвать имена хотя бы некоторых сотрудников из числа тех, которые длительное время успешно участвовали в детальных сейсмологических наблюдениях на Камчатке в 1961–2001 годах и внесли очень большой вклад в них: П. И. Токарев, И. П. Кузин, А. М. Багдасарова, В. И. Горельчик, Н. А. Кузнецов, А. А. Гусев, Л. Б. Славина, В. Д. Феофилактов, Е. И. Гордеев, В. Н. Чебров, В. А. Гаврилов, В. В. Ящук, А. В. Викулин, А. А. Годзиковская, А. М. Кондратенко, Л. С. Шумилина, И. Г. Симбирева, В. М. Зобин, С. Д. Чернышев, Т. С. Лепская, В. И. Левина и многие другие. В годы становления работ очень большую и самую благожелательную поддержку им оказали заведующий лабораторией инженерной сейсмологии Института физики Земли АН д. т. н. С. В. Медведев, первый директор Института вулканологии член-корреспондент АН СССР Б. И. Пийп и директор Института физики Земли АН СССР академик М. А. Садовский.

Пользуясь приятной возможностью, предоставленной "Новой Камчатской правдой", глубоко благодарю и поздравляю всех участников исследований со знаменательной датой и выражаю большую признательность всем организациям и учреждениям Камчатской области, которые оказывали действенную помощь и поддержку детальным сейсмологическим исследованиям на Камчатке.

 

Публикуется по газете "Новая Камчатская правда"
(Петропавловск-Камчатский, 2001. — 1 нояб.).

Камчатка, город Петропавловск-Камчатский в фотографиях