Камчатский край, Петропавловск-Камчатский — краеведческий сайт о Камчатке

Федореев В. Н. Геологические исследования и открытия на Камчатке. К 50-летию камчатской геологической службы (1949–1999)

Открытия в области геологии на Камчатке так же полны романтики и героизма, как и географические, с той лишь разницей, что все они произошли в середине XX века, практически при жизни одного поколения. Значимость их трудно переоценить. Достаточно сказать, что Камчатка, известная прежде как страна молодых вулканов и термальных источников, в девяностые годы XX века прочно заняла позиции одной из ведущих золоторудных провинций России. А по добыче россыпной платины вышла на первое место.

Понятие "первооткрыватель" во всех направлениях человеческой деятельности весьма сложно и многогранно. В геологии — особенно, поскольку путь от обнаружения проявления полезного ископаемого или предпосылки к нему до доведения объекта до промышленной значимости измеряется обычно многими и многими годами, порой десятилетиями.

Сфера деятельности геолога — недра Земли. Цель — познание закономерностей ее строения и в конечном счете — обнаружение месторождений полезных ископаемых, разработка которых придется на благо общества.

Но подразумевать под понятием "первооткрыватель" только тех, кто обнаружил месторождение, — значит незаслуженно обидеть тех, кто изучением общего геологического строения территории создал предпосылки для обнаружения месторождений. Конечно, в мире и в нашей стране есть немало примеров того, как случайные люди неожиданно для специалистов обнаруживали объекты, которые затем назывались месторождениями, но Камчатка практически не знала периода поиска месторождений "рудознатцами". Даже вошедшие в историю нефтяных поисков на Камчатке охотники Трухин, Воронов и Скурихин, обнаружившие естественный выход нефти на правом берегу реки Богачевки и подавшие заявку в Приморское окружное горное и заводское управление в 1921 году, пока не могут быть названы первооткрывателями, так как месторождение нефти на Богачевке еще не обнаружено.

Геологию Камчатки изучали крупнейшие и авторитетнейшие специалисты, правда, со значительными временными интервалами. Достаточно назвать имена К. И. Богдановича, А. Н. Заварицкого, А. В. Щербакова, М. Ф. Двали, Б. Ф. Дьякова, Г. М. Власова.

Георгий Михайлович Власов

Георгий Михайлович Власов

На Камчатку всегда стремились романтики. За право поехать по распределению на Камчатку боролись выпускники лучших вузов Советского Союза: Московского государственного университета и Московского геологоразведочного института, Ленинградского горного института и Ленинградского государственного университета, Свердловского, Дальневосточного и Томского политехнических институтов, Томского, Пермского, Киевского, Львовского, Одесского и Иркутского университетов, университетов Тарту и Таллинна и других вузов. Прибывая на Камчатку, молодые геологи везли с собой не только специальные знания, но и высокую общую культуру. Ни одно академическое или учебное заведение на Камчатке, не говоря уже о производственных организациях, не обладало таким интеллектуальным потенциалом, какой имела геологическая служба. В 1987 году в производственном геологическом объединении Камчатгеология общая численность работников была чуть более четырех тысяч, а специалистов с высшим образованием было 903 (в том числе около тридцати кандидатов наук), со средним специальным — 911, причем значительная часть из них заочно обучалась в различных вузах. Под общим словом "геологи" понимаются и геофизики, и гидрогеологи, и топографы, и буровики, и горные инженеры, и экономисты, и механики.

Как и все исследователи Камчатки, геологи за первооснову в ее изучении принимают выдающуюся работу С. П. Крашенинникова "Описание земли Камчатки", в которой очень коротенько, по знанию тех времен, даются первые сведения о полезных ископаемых (медная минерализация около озера Курильского и бухты Жировой, железо в россыпях морских пляжевых отложений, сера из Олюторки, минеральные краски около Начикинского озера, янтарь в районе Пенжинской губы).

Затем были А. Эрман, составивший первую, весьма приближенную геологическую карту Камчатки масштаба 1 : 9 000 000 (1829), и К. Дитмар, подготовивший уже несколько более подробную геологическую карту масштаба 1 : 4 000 000 (1851–1855).

Досоветский период геологического изучения Камчатки завершился исследованиями (1898–1899) К. И. Богдановича, написавшего "Геологический очерк Камчатки" и составившего маршрутную геологическую карту масштаба 1 : 200 000 (изданы в Германии на немецком языке в 1904 году). К. И. Богданович положил начало системному изучению недр полуострова и явился первым российским исследователем действующих вулканов на Камчатке. Кроме того, им впервые была установлена золотоносность рыхлых отложений в долине реки Облуковины. В своем очерке К. И. Богданович, путешествовавший вместе со своей женой, приводит полные драматизма описания зимнего переезда через перевал Срединного хребта и поездок на собаках из Тигиля до Петропавловска. Причем это была не туристическая поездка, это была тяжелая работа.

В связи с дальнейшими геологическими открытиями нельзя не упомянуть неподтвердившееся высказывание геолога С. А. Конради, члена экспедиции 1908–1910 годов, финансируемой промышленником Рябушинским, о том, что на Камчатке нет и не может быть полезных ископаемых, представляющих какой-либо интерес.

В 1923 году П. И. Полевым (Дальневосточный геологический комитет — Дальгеолком) была составлена карта полезных ископаемых Камчатки масштаба 1 : 420 000, на которой были выделены следующие полезные ископаемые и количество проявлений: используемые: минеральные источники — 1; осмотренные: медь — 1 (Командоры), уголь — 6, графит — 1, минеральные источники — 7; известные по непроверенным данным: железо — 5, серебро-свинец-цинк — 8, ртуть — 1, молибден — 2, медь — 5, уголь — 22, нефть — 1, сера — 5, минеральные источники — 38. Кроме того, были сведения о каолине — 5, гипсе — 1, янтаре — 2, драгоценных и поделочных камнях — 5. Конечно, это были только сведения о полезных ископаемых, зачастую даже непроверенные. Ни точное местоположение, ни качество, ни параметры их изучены не были.

Таким образом, геологическая изученность Камчатки в начале XX века сводилась к уже упомянутой маршрутной карте К. И. Богдановича, нескольким проявлениям каменного и бурого угля, знаковой золотоносности реки Облуковины (не указанной на карте полезных ископаемых П. И. Полевого) и термальным водам.

Наиболее известным из проявлений угля было Корфское, расположенное вблизи села Тиличики. Впервые упомянул о нем в печати Э. Анерт в 1888 году. Известно также, что американцы разведывали и использовали уголь Корфского месторождения уже в 1903 году. Однако наиболее полные геологоразведочные работы на месторождении с определением качества угля и его запасов выполнил сотрудник Дальневосточного геологоразведочного треста (ДВ геолтрест) Народного комиссариата топливной промышленности СССР И. А. Преображенский в 1928 году. Кстати сказать, открытая добыча угля на месторождении началась уже в 1929-м, а подземная — в 1931 году.

В силу многообразия видов полезных ископаемых и значительного количества открытых месторождений и проявлений мы не имеем возможности подробно останавливаться на истории открытия каждого конкретного месторождения и на общей последовательности геологического изучения Камчатки. Но главные, основные вехи в истории геологических открытий Камчатки должны быть отмечены.

Все начиналось с редких, разрозненных геологопоисковых маршрутов, перешедших затем в планомерное площадное геологическое изучение всей территории области.

В 1925 году на Камчатку приехали студенты Уральского государственного университета Г. А. Дягилев и А. Н. Трошин, которых по праву можно считать первыми геологами-исследователями советского периода. В 1925–1933 годах ими были выполнены многочисленные рекогносцировочные и геологопоисковые маршруты; дано первое подробное описание извержения Авачинского вулкана в период с 25 марта по 10 апреля 1926 года.

А. Н. Трошиным в 1929 году было выявлено месторождение угля на реке Хайрюзовой, с определением прогнозных запасов в 200 тысяч тонн, а Г. А. Дягилевым были обнаружены и обследованы три месторождения пемзы на юго-востоке полуострова (Инкаюш, Ильинское, Ходуткинское), причем запасы месторождения реки Инкаюш были оценены им в 4 миллиона кубических метров (1931).

Уже в 1932 году поиски в районе Хайрюзовского месторождения выполняла партия ДВ геолтреста под руководством инженера-геолога Л. В. Микулича, оценившего геологические запасы каменного угля в 50 миллионов тонн.

В 1934 году сотрудник Центрального научно-исследовательского геологоразведочного института (ЦНИГРИ, Москва) Д. С. Гантман дал первое описание углей Крутогоровского месторождения. Он обнаружил более тридцати угольных пластов, причем 11 из них заслуживали особого внимания. Общие запасы углей Крутогоровского месторождения были оценены им в 80 миллионов тонн.

Основанием для поисков угля в районе села Палана (река Анадырка) послужили образцы угля, доставленные оттуда инспектором труда Семеновым (к сожалению, полными данными об этом человеке мы не располагаем). Поисковая партия ДВ геолтреста под руководством П. Г. Туганова в 1932 году добиралась до села Палана от Кихчика по суше (500 километров) 19 дней. Тем не менее ею в тот год были выявлены 14 продуктивных пластов угля общей мощностью до двадцати двух метров.

Дальнейшие работы по поискам и разведке углей на Камчатке (за исключением Корфского месторождения) были прерваны и возобновлены лишь после Великой Отечественной войны.

Весной 1950 года Правительство СССР специальным постановлением обязало Министерство геологии начать работы по освоению месторождений угля на Камчатке. В этой связи горному инженеру-геологу I ранга Дальневосточного геологического управления (ДВГУ, Хабаровск) Г. М. Власову было поручено провести поисково-ревизионные работы и сделать обзор имеющихся материалов по угольным месторождениям Камчатки. Учитывая, что в 1950 году потребность области в угле составляла 200 тысяч тонн, а к 1955 году планировалось увеличение ее до четырехсот — пятисот тысяч тонн, Г. М. Власов рекомендовал проведение геологоразведочных работ в первую очередь на Крутогоровском, Тигильском, Корфском и Подкагернинском месторождениях. И такие работы начались, но это уже другая страница истории исследований.

Значительный вклад в изучение геологии и полезных ископаемых (нефти) внесли сотрудники Всесоюзного нефтяного научно-исследовательского геологоразведочного института (ВНИГРИ, Ленинград) М. Ф. Двали, Б. Ф. Дьяков, Л. А. Гречишкин, Н. М. Маркин, И. Б. Плешаков и многие-многие другие, проводившие геологические исследования на Камчатке в тридцатые годы.

В поисках нефти на Камчатке были заняты так или иначе тысячи людей в течение почти полувека. В настоящее время разведаны четыре месторождения газа и конденсата, однако определить список первооткрывателей весьма сложно.

В 1940 году Академией наук СССР совместно с сотрудниками ВНИГРИ (под общей редакцией академика А. Н. Заварицкого) была составлена и издана геологическая карта полуострова в масштабе 1 : 2 000 000, явившаяся синтезом всех знаний о геологии Камчатки, имевшихся к тому времени. Через 10 лет, в 1950 году, на основе новых данных М. Ф. Двали и Б. Ф. Дьяковым была создана геологическая карта полуострова масштаба 1 : 1 500 000. По своему содержанию и нагрузке она значительно отличалась от карты А. Н. Заварицкого и, естественно, отличается от той, которую мы имеем сейчас. Но по тем временам эта карта была большим шагом вперед в изучении геологии территории.

Особая роль в познании геологического строения и металлогении Камчатки несомненно принадлежит Г. М. Власову. В 1951 году на основании собственных наблюдений и материалов других геологов им была составлена сводка, в которой он обобщил результаты многолетних исследований. Им были выделены четыре наиболее характерных разновозрастных комплекса со специфическими проявлениями полезных ископаемых: золота, меди, никеля, кобальта, полиметаллов, вольфрама, ртути, серы, платины и т. д. Забегая вперед, следует сказать, что в 1963 году совместно с В. А. Ярмолюком им была создана обновленная геологическая карта полуострова Камчатка масштаба 1 : 2 000 000, ставшая на долгие годы основой для всех региональных построений.

Виктор Андреевич Ярмолюк

Виктор Андреевич Ярмолюк

В 1976 году коллективом геологов Камчатгеологии (А. Ф. Марченко, И. А. Сидорчук, Б. В. Лопатин и Т. В. Тарасенко) под редакцией Г. М. Власова на материалах, собранных в результате геологосъемочных работ, была составлена новая геологическая карта Камчатской области масштаба 1 : 1 500 000, используемая до настоящего времени.

Анатолий Федорович Марченко

Анатолий Федорович Марченко

Мы намеренно не касаемся специфических вопросов геологии: стратиграфии, тектоники, металлогении и т. п. Как и в любой науке, здесь имелись разные, порой диаметрально противоположные взгляды на те или иные вопросы. Наша цель — по возможности показать роль хотя бы части геологов в изучении и освоении недр Камчатки.

Если в начале XX века основным методом изучения территории были разрозненные геологопоисковые маршруты, то в начале пятидесятых годов наступил новый этап в геологическом изучении: площадная полистная геологическая съемка масштаба 1 : 200 000. Образно это можно представить себе так. Вся территория страны была разделена на клеточки размером 40 минут по широте и один градус по долготе. На территорию Камчатки таких клеточек (полных и неполных) приходится 165. Каждая такая клеточка и составляет площадь листа геологической карты масштаба 1 : 200 000. Чем больше клеточек будет заполнено, тем больше знаний о геологическом строении территории будет получено. К началу пятидесятых годов так было изучено около четырех процентов территории Камчатки, причем чаще всего это были разрозненные карты масштаба 1 : 100 000.

Составление листа государственной геологической карты масштаба 1 : 200 000 — дело очень ответственное, требующее высокого профессионализма и большого опыта. Быть автором хотя бы одного листа карты весьма почетно. Первыми авторами составленных и изданных листов в 1962 году стали З. А. Абдрахимов и А. Г. Погожев (Корякский автономный округ), на полуострове — Ю. М. Слепов (1965), на Командорах — Ю. В. Жегалов (1963).

Юрий Васильевич Жегалов

Юрий Васильевич Жегалов

В настоящее время практически 99 процентов территории Камчатки заснято в масштабе 1 : 200 000. А наибольшее количество составленных листов геологической карты у П. А. Коваля — восемь, у В. С. Шеймовича — шесть, у Б. И. Сляднева и Н. Т. Демидова — по пять.

До пятидесятых годов специальные поисковые и разведочные работы на металлические полезные ископаемые не ставились. В основном все внимание было сосредоточено на поисках нефти. Тем более что среди определенной части геологов бытовало мнение, что поскольку Камчатка молодая (в геологическом отношении) горная страна, то здесь не могут быть обнаружены проявления, не говоря уже о месторождениях, золота, меди и других металлов.

Однако уже в 1951–1955 годах при проведении мелко- и среднемасштабных геологосъемочных работ (1 : 1 000 000 — 1 : 200 000) в потенциально рудоносных районах были выявлены многочисленные коренные рудопроявления меди, ртути, молибдена, хромитов и др. Шлиховым опробованием была установлена принципиальная золотоносность многих речных долин. У геологов появлялось все больше и больше фактов, которые свидетельствовали о наличии коренных и россыпных проявлений золота. Хотя общая изученность территории в целом была еще не достаточно высокой, намечались все новые и новые благоприятные для поисков районы.

И результат, которого так долго ждали, появился в 1962 году. При проведении полистной геологической съемки масштаба 1 : 200 000 на территории к западу от Елизово прорабом-геологом Ф. Г. Андриевским (начальник партии С. Е. Апрелков) в долине ручья Каменистого (приток реки Левая Авача) были обнаружены весовые содержания золота в шлихах (до 22 г/м3).

Сергей Елистарович Апрелков

Сергей Елистарович Апрелков

В этом же году руководством Камчатского районного геологоразведочного управления (райГРУ) был создан поисковый отряд во главе с И. М. Мишениным, которому поручалась оценка перспектив ручья Каменистого. Были переопробованы отложения не только ручья Каменистого, но и других водотоков, террас. И повсюду было установлено золото. В шурфах в отдельных пробах содержание золота достигало 98,7 г/м3. Таким образом, уже к концу 1962 года была открыта первая промышленная россыпь золота.

Дальнейшие работы по ее разведке продолжала большая группа геологов, но обобщил результаты работ и подсчитал запасы золота в количестве 2590 килограммов геолог В. Д. Бубнов.

Весьма благоприятное географо-экономическое положение россыпи: довольно хорошая транспортная сеть, близость к городу (2,5 часа езды на машине) — позволило быстро начать освоение месторождения. Уже в 1964 году прииском были получены первые 36 килограммов золота, причем вес отдельных самородков достигал двухсот четырнадцати граммов.

Затем были открыты россыпи рек Гольцовок, Камешковой, Капитанской, ручья Иудумич и многих других.

На севере Камчатской области, в Пенжинском районе, первые перспективы россыпной золотоносности определил З. А. Абдрахимов еще в 1957 году, оценив прогнозные запасы россыпи реки Ушканья-2 в 500 килограммов золота.

В 1966 году А. Е. Коновым была подтверждена перспективность россыпи золота в долине ручья Морось, притока реки Ушканья-2. А уже в 1967 году поисковым отрядом под руководством Я. А. Семенова была разведана долина реки Ушканья-2, запасы золота в которой (550 килограммов) практически совпали с прогнозными ресурсами, определенными в свое время З. А. Абдрахимовым. Но только с 1979 года россыпи ручья Морось и реки Ушканья-2 начали разрабатываться.

К настоящему времени на юге Камчатки и в Корякском автономном округе разведаны десятки россыпей с общими неотработанными запасами золота более шести тонн. Всего же за период с 1964-го по 1 января 1999 года добыто более двенадцати тонн золота.

Первые коренные рудопроявления золота на Камчатке были обнаружены в начале пятидесятых годов. Однако путь от открытия рудопроявления до признания его месторождением, более того, — до его разработки занимает многие годы. Из сотен рудопроявлений, обнаруженных геологами, в результате длительного изучения лишь единицы перешли в ранг месторождений. И хотя большая часть из них уже лицензирована, ни одно еще не разрабатывается.

У каждого из разведанных месторождений были свои первооткрыватели. В их число входят и те, кто первым описал выход или развал кварцевых жил и отбил кусок руды для анализа, и те, кто долгие-долгие годы изучал месторождение: копал канавы, шурфы, бурил скважины, проходил штольни и штреки, анализировал полученный геологический материал, подсчитывал разведанные запасы. Но среди этого множества людей были те, с чьих находок все начиналось. Мы не имеем возможности перечислить всех первооткрывателей, но просто обязаны назвать тех, чьи имена навечно вписаны в геологические карты Камчатки.

В 1964 году Д. А. Бабушкин — старший геолог Ичинской партии (начальник партии З. А. Абдрахимов), проводившей геологосъемочные работы масштаба 1 : 200 000, в истоках реки Аги обнаружил кварцевую жилу мощностью 1,0 метра с видимым содержанием золота (по результатам анализов до 20 г/т). К сожалению, при проведении более детальных работ другие исполнители не придали этой находке должного значения. В 1968 году З. А. Абдрахимов, ставший к тому времени старшим геологом экспедиции, проверяя деятельность геологической партии, работающей на сопредельной территории, специально посетил место обнаружения кварцевой жилы. Знания, опыт, настойчивость сказались на результате. З. А. Абдрахимов отобрал пробы с видимым золотом и весьма богатым содержанием (до 255 г/т). В конце августа того же года по настоянию З. А. Абдрахимова старший геолог Сухариковской партии В. А. Кучуганов прибыл на рудопроявление и провел его детальное опоискование с применением горных выработок. В итоге кварцевая жила была прослежена на 420 метров, установленная мощность составила 0,2–7,2 метра, а содержание золота в пробах колебалось от 47,0 до 287,3 г/т. В 1969 году поисковый отряд под руководством Н. Н. Кочкина уточнил параметры, морфологию и вещественный состав жилы Агинской. На отдельных участках жилы содержание золота в руде достигало 1200 г/т. Была выявлена также вторая зона — Перевальная, с содержаниями золота 60–70 г/т.

Дмитрий Анатольевич Бабушкин

Дмитрий Анатольевич Бабушкин

Таким образом, обнаруженная в 1964 году кварцевая жила с видимым золотом в 1969 году стала весьма перспективным объектом — Агинским рудопроявлением.

Затем начались детальные поисковые, поисково-оценочные и разведочные работы, в которых принимали участие сотни людей. В 1985 году запасы золота Агинского месторождения были защищены Ю. Ф. Волковым в Государственной комиссии по запасам (ГКЗ СССР), а в 1994 году конкурс на право разработки месторождения выиграло АО "Камголд", взяв на себя обязательство уже в 1997 году добыть две тонны золота.

Жильная зона "Сухарикские гребни"

Жильная зона "Сухарикские гребни"

Рудное поле, куда помимо Агинского месторождения попадают многие другие рудопроявления, в память о выдающемся геологе З. А. Абдрахимове названо Абдрахимовским.

На севере области, в Пенжинском районе, ждет своего доизучения и освоения Сергеевское золоторудное месторождение, названное так в честь первооткрывателя — начальника геологической партии Ю. Н. Сергеева, трагически погибшего в маршруте 4 июля 1968 года.

В память еще об одном геологе — Ю. И. Кунгурцеве, первооткрывателе золоторудного проявления, названо Кунгурцевское рудное поле, где в настоящее время разведается и подготавливается к разработке месторождение Золотое.

К открытию месторождений были причастны не только профессионалы-геологи, но и опытные рабочие. В 1977 году рабочий Вилючинской партии А. И. Занько сообщил начальнику поискового отряда А. А. Орлову об обнаружении им в борту ручья Родникового крупных развалов кварца. В пробе, отобранной там А. А. Орловым и В. В. Валовым, оказалось золота до 10 г/т. В тот же сезон жила была вскрыта горными выработками, а уже в 1978 году прослежена на 800 метров. Теперь этот объект называется Родниковым месторождением, предстоящей разработкой которого занимается АО "Тревожное зарево".

Решением научно-технического совета Камчатгеолкома от 21 мая 1996 года А. И. Занько включен (посмертно) в список первооткрывателей Родникового месторождения наряду со многими другими геологами.

Платину на Камчатке стали искать еще в пятидесятые годы. Однако безрезультатно. И вот когда, казалось бы, интерес к поискам ее совсем угас за кажущейся бесперспективностью территории, выяснилось, что перспектива-то на самом деле есть. В 1984 году сотрудником Института вулканологии Ф. Ш. Кутыевым при проведении тематических работ по изучению платиноносности гипербазитовых массивов был выявлен устойчивый шлиховой ореол платины по одному из притоков реки Тапельваям. Это послужило основанием для постановки поисковых работ на платину в бассейне реки Ветвей (ручей Ледяной) и реки Левтыринываям. В 1990 году при проведении шлихового опробования реки Левтыринываям начальник Сейнавской партии В. Н. Мелкомуков установил россыпную платиноносность рыхлых отложений. Содержание платины достигало 1,22 г/м3. В течение 1991–1992 годов разведочными работами был выявлен продуктивный пласт мощностью до двух метров с содержанием платины до 8 г/м3.

В 1993 году АО "Корякгеолдобыча" получило лицензию на разработку месторождения, а уже в 1994 году одновременно с разведкой было добыто 662 килограмма платины. Всего же по двум россыпям за эти годы добыто около двадцати тонн платины.

Как мы знаем, первое упоминание об олюторской сере было у С. П. Крашенинникова, однако точного местоположения ее известно не было. Обнаружил (1939) и сообщил В. М. Молотову (письмо от 7 марта 1940 года) об открытии залежей серы в бассейне реки Вывенки житель села Тиличики В. С. Фокин.

В 1941 году специальная серная партия ДВГУ под руководством В. И. Курлаева (начальник группы партий Г. М. Власов) провела обследование серного месторождения. В результате работ было установлено, что Ветроваямское месторождение (так оно стало называться) содержит богатые серные руды, имеет благоприятные горнотехнические условия разработки и может быть оценено как крупное промышленное месторождение с запасами серы 190 тысяч тонн. В дальнейшем было обнаружено и изучено одно из крупнейших в мире вулканогенных месторождений серы — Малетойваямское (впервые было описано Г. М. Власовым в 1949 году) и масса других мелких месторождений и проявлений.

К концу XX века выяснилось, что самым важным полезным ископаемым на Земле является не нефть или газ, не золото или алмазы, а обыкновенная пресная питьевая вода. Даже в России, с ее гигантскими водными ресурсами, либо питьевой воды не хватает, либо она сильно загрязнена. На Камчатке, к счастью, такой проблемы нет. И заслуга в этом гидрогеологов, обосновавших возможность обнаружения месторождения пресных подземных вод и разведавших его в 1964 году на окраине Елизово (начальники партий А. И. Шиш и В. Ф. Винокур, старший гидрогеолог Ц. Э. Ахиезер, гидрогеолог В. Н. Попов и др.). В 1968 году, после проведения детальной разведки, запасы Елизовского месторождения были утверждены ГКЗ СССР. Запасы подсчитал и защитил старший гидрогеолог М. М. Братов.

Когда Петропавловску-Камчатскому потребовалось больше питьевой воды, обосновал возможность обнаружения, указал место для проведения поисково-разведочных работ, постоянно осуществлял методическое руководство ими главный гидрогеолог Ю. Ф. Манухин. Решением научно-технического совета Камчатгеолкома он включен в список первооткрывателей Быстринского месторождения пресных подземных вод, вместе со многими другими гидрогеологами. В их числе есть и Н. А. Репех, который на "отлично" защитил в ГКЗ СССР в 1991 году запасы по месторождению.

Отдельно стоит назвать тех, кто создавал на Камчатке базу строительных материалов: опоисковал и разведал многочисленные месторождения песчано-гравийной смеси, песка строительного, бутового и бордюрного камня, шлака вулканического, пемзы, кирпичных глин и др. В настоящее время известно около сотни месторождений строительных материалов, значительная часть которых разрабатывалась в 1980–1990 годах. Достаточно сказать, что все дома в Петропавловске-Камчатском, других городах и поселках области, портовые сооружения, взлетно-посадочные полосы аэродромов, дороги построены с использованием местных строительных материалов. Из большого списка геологов, занимавшихся поиском и разведкой строительных материалов, в первую очередь следует назвать Д. Е. Саватеева, А. В. Куркина, В. В. Радченко, Е. А. Мурахтова, Т. В. Козовую, М. И. Надежкина.

Дмитрий Евгеньевич Саватеев

Дмитрий Евгеньевич Саватеев

Полное и достоверное изучение геологического строения и полезных ископаемых территории невозможно без геофизических исследований, как региональных, так и конкретно на рудном объекте. Геофизики определяют физические свойства горных пород и руд, помогают расшифровывать геологическое строение как громадных регионов, так и отдельных месторождений, жильных и рудных тел. Поиски и разведка нефти и газа вообще немыслимы без геофизики, на основании данных которой определяются контуры будущих месторождений, задаются точки заложения буровых скважин. Практически в каждом геологическом отчете имеются ссылки на геофизические исследования, которые проводили В. И. Бражаев (гравиметрическая съемка масштабов 1 : 1 000 000, 1 : 200 000, 1 : 50 000, 1958–1989 годы), Л. А. Ривош (аэромагнитная съемка масштаба 1 : 1 000 000, 1958–1962 годы), Э. Ф. Горбадей и Г. И. Декина (гравиметрические карты масштаба 1 : 200 000, 1960–1997 годы). Трудно даже просто перечислить фамилии всех геофизиков, принимавших то или иное участие в изучении недр Камчатки, но нельзя не назвать Л. М. Смирнова, В. В. Ардашева, В. Л. Шмелева, Б. Я. Шварца, В. Г. Манапова, Н. А. Напылову, Р. И. Шиленко, Е. М. Семенова.

Завершая далеко не полный обзор геологических исследований на Камчатке и рассказ о геологах-первооткрывателях, нужно сказать и о тех, кто создавал новое направление в геологии в начале девяностых годов XX века — эколого-геологическое картирование. Первую государственную эколого-геологическую карту масштаба 1 : 200 000 составили в 1992 году А. Ф. Литвинов и Н. Ф. Крикун.

В 1999 году геологическая служба Камчатки отмечает свое пятидесятилетие. Полвека назад, 1 августа 1949 года, на основании постановления Совета Министров СССР № 328 от 28 января 1949 года в Петропавловске-Камчатском была создана первая постоянная геологическая организация — Камчатнефтегеология, в задачу которой входила координация всех геологоразведочных работ на Камчатке. О том, что сделано за эти годы, сказано выше. Нужно только добавить, что пятидесятилетие своей службы геологи Камчатки ознаменовали новым выдающимся успехом — выходом в свет карты полезных ископаемых Камчатки масштаба 1 : 500 000 (ответственный исполнитель Ю. Ф. Фролов), выполненной на уточненной геологической основе и вобравшей в себя все новейшие данные о полезных ископаемых области.

 

Начальник Камчатского территориального геологического фонда
Комитета природных ресурсов по Камчатской области
и Корякскому автономному округу
В. Н. Федореев.

 

Публикуется по 1-му тому трехтомника воспоминаний и дневников геологов
"Геологическими маршрутами Камчатки"
(Петропавловск-Камчатский; СПБ, 1999).
Фото из трехтомника воспоминаний и дневников геологов
"Геологическими маршрутами Камчатки" (Петропавловск-Камчатский; СПб, 1999–2005).

Камчатка, город Петропавловск-Камчатский в фотографиях